Военный учебный центр СибГУТИ
vk.sibsutis.ru
Военный учебный центр СибГУТИ Военный учебный центр СибГУТИ
Военная кафедра СибГУТИ
star Главная
star История
star Персонал
star Студентам ВК
star Поступление
star Доска почета
star Выпускники
star Встречи с ветеранами
star Статьи
star Вопросы
star Контакты
Министерство обороны Российской Федерации
Министерство обороны Российской Федерации

Новости

Воспоминания ветерана Великой Отечественной войны Мордковича А.Я.

10 октября 2012 года в преддверии профессионального праздника – 93-й годовщины образования войск связи Вооружённых Сил Российской Федерации на военной кафедре состоялась встреча студентов с ветераном Великой Отечественной войны, ветераном войск связи Мордковичем Ароном Яковлевичем.

Мордкович Арон Яковлевич родился 31 декабря 1927 года. В Вооружённых Силах прослужил 32 года. Много лет проработал на должности преподавателя военной кафедры НЭИС (СибГУТИ). После увольнения в запас продолжал работать в нашем Университете.

Награждён орденом Красной Звезды, медалью «За воинскую доблесть», 13 другими медалями.

Публикуем материалы беседы.


- Ну что вам хотелось бы услышать от меня? Кто я такой, да? (улыбается) Зачем пришёл? Ну… Скоро мне уже исполнится 85 лет… В советской армии я прослужил 32 года. Окончил Ульяновское училище связи. После этого служил в войсках связи. На границе, в Венгрии, Румынии, Югославии… Если говорить как участник войны, то с немецкой стороной я не воевал, но вы знаете или должны знать, что Советский Союз много и долго вёл разные войны, и в Африке, и в Китае и в Японии, и в Европе… Эти войны были не нужны ни людям, которые там жили, ни людям которые воевали… Служил командиром взвода связи, командиром роты радиосвязи, командиром батальона связи и заместителем командира полка связи, но это уже здесь, в Новосибирске. Я наверное повторюсь, если скажу, да вы уже и сами знаете, что без связистов, ни одна армия, ни один батальон не сможет вести боевые действия. Так же как рота не может вести какие-то боевые действия, если взводы оторваны друг от друга, то не будет победы. Не будет решения поставленных задач. Так вот войска связи – это нерв, который обеспечивает связь, обеспечивает ведение боевых действий, всех задач, которые поставлены командованием. Это очень важные войска. Не важно, что танкисты едут, стреляют, не важно, что пехота идёт в атаку, наступает, а связисты где-то стоят, вроде как и ничего не делают, сидит, на ключе стучит или трубку берёт, докладывает и даёт возможность работать офицерам, но без этого, без связи ничего не может быть. Но если говорить о своих боевых действиях… С Румынией, с Венгрией… Но эти боевые действия не были нужны ни нам, ни румынам, ни другому государству. Болгария тоже ввязалась в эти боевые действия… Они никому не были нужны.. Самое главное, что через их границы должны были пройти войска, которые ушли во время Великой Отечественной войны в Австрию, Чехословакию, Германию и там формировались группы, части, которые должны были пройти до советских границ, этого нельзя было допустить, велись боевые действия. Но вы не думайте, что это были просто «пострелушки»… (улыбается)
- А какими радиостанциями Вы пользовались в Венгрии?
- Сейчас вы уже и не знаете этих радиостанций. «РС-Б», «Раф», несколько позже пришли «Тройки», уже более современные. Работали радисты ключами, ничего автоматического не было. Можно было, скажем, с ключа записать и потом передать. Радиостанции малой мощности были таковы, что «за углом не слышно», вот если радио-станции УКВ Р-105, Р-108, было так, если стоит преграда, то уже за соседним домом было не слышно. В поле дальность связи была километров 8. Тогда как радиостанции метрового диапазона РС-Б, Раф, Р-103 могли работать уже на больших расстояниях, можно было даже держать связь с Москвой. И то, нужно было подбирать частоты.
- Какое снаряжение было у Вас? Оружие?
- Оружие у связиста только ручное. Автомат Калашникова. Боевого оружия, которое передвигалось в войсках связи не было. В полку у нас было пять танков, но это были танки командования. Это на случай боевых действий, для ком. дивизии, ком. полка…
- Стояли ли в танках какие-то специальные радиостанции, большего радиуса действия?
- Такие станции были у командования частей, для связи между командованиями частей, армий и даже был выход на более высокие дистанции.
- Чем Вы занимались здесь, на военной кафедре?
- Был старшим преподавателем, по проводной связи. Так случилось – приводилось вести и радистам. Выпускался я как радист и по окончанию училища имел первый класс.
- Какое у Вас воинское звание?
- Подполковник. Не дорос до полковника из-за одного "очень хорошего человека". Когда аттестовали, написали мне, что высшего военного образования не имеет и в нем не нуждается. Вот такой мне поклон сделал, что вроде вот какой, высшего военного образования не имеет. Но потом уже когда работал, закончил наш институт.
- В каких городах Вы служили? Военных офицеров ведь командование часто отправляет куда-то.
- Конечно, вот в Румынии 5 лет прослужил.
- А на каком языке разговаривали там?
- На русском. Но вот были там старшины, сержанты, которые были призваны из Молдавии, так вот с румынами они свободно разговаривали.
- Какой у Вас был самый запоминающийся момент, за время военной службы?
- Был такой момент. Хотя были всякие моменты… Вот особенно когда мы вели боевые действия в Венгрии, наша дивизия была из Румынии введена в Венгрию. В Венгрии стояло две дивизии: механическая и авиационная. И когда начинались подвижки войск из Чехословакии туда, войска, которые были в Венгрии и в Румынии, ушли на границы, чтоб не пустить войска, какие-то группировки из Германии. А из Румынии вошли две дивизии в Венгрию. Вот во время вхождения в столицу Венгрии, там были улицы узкие, а дома приличные, 5-6 этажей. Вот с этих этажей вели огонь по входившим войскам. Вот ехал комдив, за ним БТР и танк. Я еду в радиостанции, я был уже командиром роты. Получаю радиограмму и мне надо передать её, записываю – и бегом передавать. А вот этот танк который за БТР едет, готовится стрелять по дому, из которого вёлся огонь, бежать надо, нырнул под пушку, и тут – выстрел… Конечно я упал. Такой выстрел прямо над головой. (улыбается) Тут меня увидел солдат моей роты, подбежал, поднял. Мы в конце концов догнали танк командира, постучались, передали радиограмму. Вот такие случаи были…
- А могли ли Вы связываться с техникой в колонне, например с БТР, другими танками полка?
- Конечно, сети связи как они были так они и оставались, у танков то связь была, но между собой они мало связывались, не может же командир одного танка руководить другим в бою.
- Была ли воздушная техника?
- Вертолётов ещё не было, а самолёты пытались летать. Был свидетелем, как в Дунай упал сбитый самолёт.
Вот мы когда втягивались в Будапешт, вот я рассказывал что улочки узкие, шофёр машины, который сидел рядом: «Товарищ капитан, стреляйте… Товарищ капитан, стреляйте…» - а пыльно, куда стрелять не видно. Я стреляю, и он успокаивается. Ну психология у людей такая.
Много было брошенного оружия… Брал его кто хотел. Стоит постовой, подошёл другой солдат – взял себе. Постовой делает вид, что не видит…
- А разве журналов не было, для учёта оружия по номерам?
- Регистрировали оружие только, когда его увозили, а когда отбирали его, оно кучей лежало, поэтому можно было его снова забрать…
- Были ли неуставные взаимоотношения между солдатами и офицерами?
- Знаете, я не могу сказать, где и как было, но в нашем полку между солдатами ничего такого не было.
- Арон Яковлевич, скажите, за что Вы получили Ваши награды?
- Ну, орден Красной звезды – за боевые действия в Румынии. Эта медаль (показывая на медаль)– за воинскую доблесть.
- Чем Вы занимались в мирное время?
- Служил в войсках связи. Затем, когда полк переехал в Коченёво, был там заместителем командира полка. А семья уже в это время была в Новосибирске, устроенной.
- Вы специально выбирали профессию или просто случайно попали в войска связи?
- Когда началась война, я закончил 7 классов, мне было 14 лет. И я почему-то решил, что если я не буду воевать, победы не будет. Вот я ходил в военкомат: «Мне надо на войну!» – «Да куда ты… В 18 лет в армию берём, иди занимайся.» Потом пришёл: «Ты хочешь помочь армии?» – «Хочу» – «Тут вот из Киева эвакуировали завод, иди на этот завод, делай боеприпасы». Вот я на станке делал боеприпасы и всё-таки бегал в военкомат: «Ну возьмите, ну что я там буду…» – «Ну вот на Кавказе немцы рвутся туда, где нефть добывают. Вот на севере ищут нефть, поезжай туда, если найдут нефть, то все будет решаемо…» Вот и завербовали меня на север. Там я начинал по сути дела – и связь, и электричество, работал там электромонтёром на станции. Приехал, война ещё не кончилась, пошёл в военкомат, предложили мне лётную школу, но не прошёл туда по медицинским показателям, снова прихожу, говорят: «Ну, езжай в Ульяновское военное училище».
Вот его и окончил лейтенантом, а там уже и выезд за границу. Потом работал преподавателем в Томском военном училище, затем в Томске начали формировать училище связи и меня направили туда радистом. Работал там старшим преподавателем. Потом стали формировать батальон связи в Новосибирске… Приезжает Начальник связи, вызывают меня к начальнику училища, начальник училища представляет меня, и говорит Начальник связи: «Будешь в Новосибирске заместителем командира полка». Начальник училища говорит: «Я тут ни при чём, приказ уже подписан, завтра опубликуют…» Так я снова вернулся сюда, в полк связи, а затем уже из Коченёво вернулся сюда на военную кафедру.
- Арон Яковлевич, а где родились?
- Улан-Удэ. (улыбается) Знаете такой город? Мне было года 3 или 4, когда мы оттуда уехали. Жили в Красноярске, в Томске…
- Были ли у Вас в семье военные? Отец, например?
- Отец – нет, был старший брат, Борис. Погиб на войне. Ещё были сестрёнки двойняшки. Но они маленькими умерли… Там в Улан-Удэ.
- Может у Вас какое-то хобби есть? Коллекционируете что-нибудь?
- Читать. А так по дому работа всегда найдется.
- Вы живёте в благоустроенном доме или в частном?
- Еще при Советском Союзе получил квартиру в Новосибирске. Сейчас одинок, жена умерла…
- Хотели бы Вы попробовать себя в какой-то другой роли? Танкиста, пехотинца?
- Нет, мне очень нравилось чувство ответственности, понимая, что также я мог стрелять и всё прочее… Но, когда я организовываю связь между частями, подразделениями, я делаю больше – это ответственность!


Студенты взвода ПС-122 выражают благодарность Арону Яковлевичу за интересную беседу. Желают крепкого здоровья и долгих лет жизни.


Беседу записали студенты военной кафедры:
Сахаров Владимир, Савченко Никита.
Фото: Слепцов Владимир
учебный взвод ПС-122, факультет АЭС


© 2010 - Военная кафедра СибГУТИ